The perception of the Information and psychological war. U.S. experience.
The perception of the Information and psychological war. U.S. experience.
Annotation
PII
S241328880000293-6-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Tatiana Shevchenko 
Affiliation: student, GAUGN
Address: Russian Federation,
Edition
5
Abstract
This article analyzes the concept of information and psychological warfare on the example of the United States as an integral part of information warfare in historical retrospect and at the present stage. The cold war is seen as a semiotic war in which unconventional sources of information were used. The article provides two definitions of information warfare in the wide and narrow sense. The article reveals the essence of information and psychological wars reflected in the U.S. military documents. The article contains a comparative analysis of the distrust in the media among Russians and Americans. The author gives an actual definition of the concept "CNN effect".
Keywords
USA, information war, information and psychological war, "CNN effect»
Received
02.03.2019
Date of publication
02.03.2019
Number of characters
8947
Number of purchasers
1
Views
153
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf

To download PDF you should sign in

Publication content
1 Приступая к анализу феномена информационных войн (далее – ИВ), первое, что необходимо отметить – это явление неново, а активным толчком к его развитию стала Общеевропейская война, которая вошла в историю как «Тридцатилетняя война». Благодаря достижениям граверного искусства стало возможным широко применять первые информационные листовки – для того времени выпускались довольно значительными тиражами1.
1. Панарин И.Н. // CМИ, пропаганда и информационный войны. М., 2012. С.36[Электронный ресурс] URL: http://propagandahistory.ru/books/Igor-Panarin_SMI--propaganda-i-informatsionnye-voyny/24 (дата обращения 12.07.2018)
2 На экваторе XX века в эпоху Холодной войны (далее – ХВ) началось информационное противоборство между США и Россией. Если попросить выделить одну основную черту, характеризующую эпоху ХВ, то одной из первых мыслей будет – борьба двух идеологий. По моему твердому убеждению, рассматривать эту войну только под призмой идеологической борьбы – тривиально и даже архаично. Она послужила толчком к развитию коммуникативных паттернов взаимодействия – это была семиотическая война. В этом понимании человек рассматривается не как адресат информации, а как канал передачи этой информации. Ведущую роль тогда играли другие носители информации – нетрадиционные2. Безусловно, нельзя умалять влияние радиостанций, но базисной пропагандой стала пропаганда материального мира, например, посредством вещей, в частности одежды. Советский союз старался яростно бороться с этим: колкие карикатуры на стиляг, агит-плакаты против «фарцовщиков»3, но даже уголовное преследование не останавливало ни продавцов, ни покупателей. Вторым по значимости каналом передачи информации являлись люди, побывавшие заграницей – немногочисленный слой элиты советской системы. Откровенное интервью Даниила Гранина, известного советского и российского писателя, о его эмоциях после поездки заграницу в 1956 г. говорит само за себя: «Ошарашенно смотрели друг на друга и не могли понять: где же тот самый прогнивший Запад, где человек человеку волк?»4. Если пропаганда влияет на сознание человека, то эти информационные потоки работают вне сознательного контроля человека. Советская система жестко контролировала информационное поле, поэтому все обсуждения оставались на личностном уровне, не зря в обиход советских людей вошло выражение «разговоры на кухне». Итог, постепенное снижение эффективности информационного поля.
2. Почепцов Г.Г. // Информационные войны.Основы военно-коммуникативных исследований. [Электронный ресурс] URL: >>>>

3. Советская сатира: 20 карикатур, высмеивающих «стиляг» // Социальная сеть MAXPARK [Электронный ресурс] URL: >>>>

4. Из интервью Даниила Гранина. Цит. По книге И.В. Оболенского «Четыре друга эпохи. Мемуары на фоне столетия» // Социальная сеть MAXPARK [Электронный ресурс] URL: >>>> (дата обращения 12.07.2018)
3 В 90-е гг. был ознаменован новый виток развития ИВ. Как раз в то время было дано два определения ИВ. В узком смысле – информационная война (ИВ) является целенаправленными действиями по подрыву и нейтрализации системы командования и управления противника с целью защиты и осуществления деятельности по командованию и управлению системой дружественных сил5. В широком – это форма противоборства, которая представляет собой использование специальных (политических, экономических, дипломатических, военных и иных) методов, способов и средств для влияния на информационную среду противостоящей стороны и защиты собственной в интересах достижения поставленных целей6. Необходимо отметить, что Доктрина проведения информационных операций от 1998 г. была подвергнута ревизии, и в новой Доктрине от 2004 г. ключевой целью ИВ фиксируется достижение и поддержание информационного превосходства для Соединенных Штатов и их союзников.
5. Blair, B.G. Strategic Command and Control. Washington D.C.: Brookings Institution Press, 2001.

6. Joint Doctrine for Information Operations 3-13.1998. // [Электронный ресурс] URL: >>>> (дата обращения 15.07.2018)
4 В 1995 года национальный Институт Обороны США опубликовал работу Мартина Либики «Что такое информационная война?», в которой автор определил семь форм информационной войны: командно-управленческая, разведывательная, психологическая, хакерская, экономическая, электронная, кибервойна7.
7. Libicki, M. // What Is Information Warfare?. Washington, National Defense University. [Digital resource] URL: >>>> (date of request 17.07.2018)
5 Я убеждена, что рассматривать психологическую войну как самостоятельный феномен неверно. В связи с этим информационная война будет рассматриваться под призмой влияния её на человеческий разум, другими словами – информационно-психологическая война (далее – ИПВ). В США психологическая война является неотъемлемой частью любого вооруженного конфликта. Сфере ИПВ придается большое значение, поэтому многие американские институты, научно-исследовательские центры занимаются данной проблематикой. США развернули широкую систему военных ведомств и подразделений, занимающихся разработкой ведения психологических войн. Благодаря малочисленности (10-15 членов) и узконаправленности они могут быть задействованы для решения специфических задач. В американском военном правиле FM-106 понятие психологической войны сокращается и, на практическом уровне, речь идет о психологическом манипулировании. Целью психологических операций (PSYOP) является влияние на отношение и поведение противника8. По мнению американского философа и политолога конца двадцатого века, Ноама Хомского, влияние на паттерны поведения играет важную роль и затрагивает около 20% всего населения, достаточно образованного, которое принимает участие в жизни общества. СМИ стараются повлиять на эту группу людей и их восприятие, т.к. они могут принять участие в создании и реализации политической деятельности. Другая часть или 80% населения является лишь наблюдателем событий, они должны выполнять определенные задачи и не вмешиваться в дела привилегированного меньшинства, принимающего решения. Этой части населения просто стать мишенью СМИ, целью которых – держать большинство в простых наблюдателях, которым не стоит беспокоится о том, что в действительности происходит в мире9. Данная позиция – по-традиционалистски аксиоматична и уже поэтому спорна. Нассим Талеб, один из известнейших американских философов современности, придерживается диаметрально противоположной точки зрения – интеллектуалы намного охотней верят СМИ, чем простые работяги10. И эта позиция подтверждается статистикой – только 14% республиканцев (общеизвестно, что среди республиканцев доля людей без высшего образования больше, чем у демократов) выражают доверие СМИ, в отличие от демократов, 51% которых доверяют СМИ – но она справедлива только для американского общества. Так, уровень недоверия россиян к СМИ, независимо от их образования и дохода, довольно высок – 61% населения России не верит СМИ11.
8. United States Department of the Army, 1996. FM 106 Information Operations- Washington, D.C., Headquarters Department of the Army. [Digital resource] URL: >>>> (date of request: 18.07.2018)

9. Dragan. Z. Types of information warfare and examples of malicious programs of information warfare // Military technical courier. 2017. Vol. 65, Issue 4. p.1048

10. «Патология нашего времени — потеря контакта с реальностью» // РБК. [Электронный ресурс] URL:https://www.rbc.ru/newspaper/2017/11/17/5a0c361d9a7947003e4aff7c (дата обращения: 20.07.2018)

11. 2018 Edelman Trust Barometer [Digital resource] URL: >>>>
6 В XXI веке, благодаря прорыву в коммуникативных технологиях, был ознаменован новый этап информационно-психологических войн. С уверенностью можно сказать, что идет борьба за умы людей, за контроль над информационными потоками, конечная цель которой – формирование «правильного» общественного мнения, которое необходимо той или иной политической силе. По словам американского генерала Дж. Шаликашвили: «Мы не побеждаем, пока CNN не сообщает о том, что мы побеждаем»12. Данное высказывание нашло свое отражение в таком дискуссионном явлении как «эффект CNN». Этот термин интересен даже не тем, что у него нет четкой трактовки, а тем, что разные определения меняют саму его суть. «Эффект CNN» трактуют как – «термин, применяемый в политической науке и медиаведении для описания влияния круглосуточных новостных телеканалов на восприятие международных событий лицами, принимающими политические (и в особенности внешнеполитические) решения на уровне правительств и международных организаций»13. Согласно другой трактовке – феномен в политической науке и медиаведении, которое подразумевает под собой использование телеканалом CNN шокирующих кадров мировых гуманитарных кризисов, которое заставляет американских политиков проводить гуманитарные интервенции14. Если мы возьмем за истину первое определение, по моему мнению, более неудачное – то возникает резонный вопрос: информационное вещание телеканала имеет влияние на «своих» политиков (domestic politics), которые проводят внешнюю политику (foreign policy) или на политических лидеров противника? Если взять вторую трактовку, то она достаточна узкая и меняет изначальный смысл, который закладывался в понятие «эффект CNN» при его вхождении в устойчивый обиход политической науки – военной операции «Буря в пустыне» 1991 г., проведенная в ходе войны в Персидском заливе. Эта первый вооруженный конфликт, который транслировался в прямом эфире круглосуточно. Известный французский философ постмодернист Жан Бодрийяр в своем очерке «La Guerre du Golfe na pas eu lieu15» высказал предположение, что представление масс населения об этом конфликте могут в большой степени отличаться от того, что происходило в Персидском заливе на самом деле. Он делает вывод, что можно говорить о создании средствами массовой информации, в частности CNN, социального концепта, а не о передаче объективной и достоверной информации16.
12. Основы психологической войны // Пси-фактор [Электронный ресурс] URL: >>>> org/opsywar.htm

13. Быков Д.В. «Эффект CNN» и его влияние на развитие мирового медийного пространства // Культура и образование: научно-информационный журнал вузов культуры и искусств. 2017. №1. [Электронный ресурс] URL: >>>>

14. Gilboa, Eytan. «The CNN Effect: The Search for a Communication Theory of International Relation // Political communication. 2005. [Digital resource] URL: >>>> (date of request: 25.07.2018)

15. рус. Войны в заливе не было

16.  Jean Baudrillard. La Guerre du Golfe n’a pas eu lieu.1995.
7 В связи с этим будет рационально предложить свое определение данному явлению, учитывая при этом информационно-психологический аспект и современные технологии: «Эффект СNN» – это термин, применяемый в политической науке и медиаведении для описания влияния традиционных и альтернативных средств массовой информации какой-либо страны на сознание своего населения, населения противника, а также на политических лидеров посредством распространения ложной информации».
8 Подводя итог, необходимо подчеркнуть, что эволюция ведения информационно-психологических войн будет происходить непосредственно в тесной связи с развитием новых технологий. Данная тема не так глубоко изучена, что дает автору основание продолжить исследование информационных войн в дальнейшем.

References

1. Bykov D.V. «Jeffekt CNN» i ego vlijanie na razvitie mirovogo medijnogo prostranstva // Kul'tura i obrazovanie: nauchno-informacionnyj zhurnal vuzov kul'tury i iskusstv. 2017. №1. [Jelektronnyj resurs] URL: https://cyberleninka.ru/article/v/effekt-cnn-i-ego-vliyanie-na-razvitie-mirovogo-mediynogo-prostranstva

2. Zelinskij S.A. Informacionnopsihologicheskoe vozdejstvie na massovoe soznanie. SPb., 2008. 407 s.

3. Iz interv'ju Daniila Granina. Cit. Po knige I.V. Obolenskogo «Chetyre druga jepohi. Memuary na fone stoletija» // Social'naja set' MAXPARK [Jelektronnyj resurs] URL: http://maxpark.com/community/4765/content/5788983 (data obrashhenija 12.07.2018)

4. Osnovy psihologicheskoj vojny // Psi-faktor [Jelektronnyj resurs] URL: http://psyfactor. org/opsywar.htm

5. Panarin I.N. // CMI, propaganda i informacionnyj vojny. M., 2012.[Jelektronnyj resurs] URL: http://propagandahistory.ru/books/Igor-Panarin_SMI--propaganda-i-informatsionnye-voyny/24 (data obrashhenija 12.07.2018)

6. Pochepcov G.G. // Informacionnye vojny.Osnovy voenno-kommunikativnyh issledovanij. [Jelektronnyj resurs] URL: http://ligis.ru/librari_2/049/contents.html

7. «Patologija nashego vremeni — poterja kontakta s real'nost'ju» // RBK. [Jelektronnyj resurs] URL:https://www.rbc.ru/newspaper/2017/11/17/5a0c361d9a7947003e4aff7c (data obrashhenija: 20.07.2018)

8. Sovetskaja satira: 20 karikatur, vysmeivajushhih «stiljag» // Social'naja set' MAXPARK [Jelektronnyj resurs] URL: http://maxpark.com/community/88/content/6387355

9. Blair, B.G. Strategic Command and Control. Washington D.C.: Brookings Institution Press, 2001.

10. Blair, B.G. Strategic Command and Control. Washington D.C.: Brookings Institution Press, 2001.

11. Dragan Z. Types of information warfare and examples of malicious programs of information warfare // Military technical courier. 2017. Vol. 65, Issue 4. p.1048

12. 2018 Edelman Trust Barometer [Digital resource] URL: http://cms.edelman.com/sites/default/files/2018-02/2018_Edelman_Trust_Barometer_Global_Report_FEB.pdf

13. Gilboa, Eytan. "The CNN Effect: The Search for a Communication Theory of International Relation // Political communication. 2005. [Digital resource] URL: http://www.guillaumenicaise.com/wp-content/uploads/2013/10/the-cnn-effect.pdf (date of request: 25.07.2018)

14. Jean Baudrillard. La Guerre du Golfe n'a pas eu lieu.1995.

15. Joint Doctrine for Information Operations 3-13.1998. // [??????????? ??????] URL: http://www.bits.de/NRANEU/others/jp-doctrine/jp3_13sd.pdf (???? ????????? 15.07.2018)

16. Szafranski, R., 1995. When waves collide, Essay contest on the Revolution in Military Affairs. Joint Force Quarterly.

17. Types of information warfare and examples of malicious programs of information warfare // Military technical courier. 2017. Vol. 65, Issue 4. p.1048